Сказка ложь да в ней намёк

Выращивание

Жил на Руси парнишка, Данилкой звали. Про таких говорят – «он не от мира сего». А кто-то и по грубее — «не пришей кобыле хвост». Ни в спорте Данилка,… ни в учебе, ни в личных делах не успевал. Сколько его помнили, – сидел он всегда себе в углу, да травинку во рту жевал.

Ругалась на Данилу мужицкая часть семьи, по чем свет стоит! На завод пристраивали – не вышло, грузчиком в гастроном соседний – так и ящик дальше метра не мог утащить, к пацанам в автосервис даже и думать не стали…

Костерил Даньку отец да тяжелой рукой от отчаянья иногда оплеухи прописывал. А Данька все сидел, травки в пучки собирал да бренчал на гитаре что-то невнятное, слышалось лишь «ноууманноукрай».

После очередной отцовской профилактики Данька не выдержал, да и пошел куда подальше от отцовской хаты. Куда подальше, да не куда попало! Направился парнишка в глухую деревню, к бабушке своей… Только она его и не попрекала!

И на далеких деревенских просторах принялся Данька вволю с растениями возиться да в голос под гитару петь. А бабушке и то в радость.

Как-то раз завел Данька такой разговор:

— Ты, бабушка, всякий цветок в наших местах знаешь?

— Хвастаться, — говорит, — не буду, а все будто знаю, какие открытые то.

— А разве, — спрашивает, — еще не открытые бывают?

— Есть, — отвечает, — и такие. Папору вот слыхал? Она будто цветет на Иванов день. Тот цветок колдовской. Клады им открывают. Для человека вредный. На разрыв-траве цветок — бегучий огонек. Поймай его — и все тебе затворы открыты. Воровской это цветок. А то еще каменные цветы есть. Один цветок зовется Сиянием севера, второй – Синей тайною. На малахитовой Нирван-горе будто растут. Несчастный тот человек, который каменные цветы увидит. Молва ходит, что колдовские это растения… и цветы у них не простые! Кто говорит, что чудеса приручившим их даруют, чувства небывалые, тишь да спокойствие, другие совсем иное твердят! Что цветы их — сами как камни, и людей в камень обращают!

Глубоко бабушкины слова Даньке запали. Решил он, что сам во всем убедиться должен да приручить цветы каменные! Как уж удалось ему раздобыть семечки их – кто ж теперь знает! Но решение парнишка принял твердое!

«Выйдут у меня каменные цветки! А иначе – идти мне к пацанам в автосервис коврики мыть до конца жизни!»

Смастерил себе для дел этих парничок, да туда семечки проросшие и высадил. И подписал кусты, чтоб не спутать, а то вдруг что! У одного красовалась табличка Northern Light Auto, у другого – Blue Mystic Auto.

Вот тебе, бабушка, и «ноуумэнноукрай»!

Дела свои Данька в секрете хранил, уж больно много суеверий на деревне было про цветы эти каменные, а суеверия до добра не доводят. А до сумы аль тюрьмы – вполне. Заботился о своих цветах тихонечко и даже удобрения для них заморские подобрал — Шорт от Фидингов.

Долго ли, коротко ли… но минуло 9 недель. Пора бы уже цветам, если они все же больше цветы, а не камень, и предстать во всей своей опасной красе!

Томить не станем, без хороводов скажем…

Вышли у Данилы Каменные Цветы!

Тот, что Northern Lights Auto, вырос некрупным кустом, но колдовское в нем видно было за версту! Цветы его и правда были тверды, как камень, и искрились светом невиданным от переливов в мелких хрусталиках липкой смолы! Камень редкой породы! Таких самоцветов Данила намерил «по сухому» грамм 350 примерно.

Вышел каменный цветок таким через 9 недель, рос как простое растение. Сказочного внимания не требовал. Но по всему видно было – не уличной породы растеньице! Тепло любит да крышу над головой.

Серьёзный до неузнаваемости и как будто даже набравшийся мужества Данька с видом знатока поведал, что цветок этот – легендарный гибрид с преобладанием Индики, что ТГК в нем – 18%, что лучше всего его в ауте «рОстить».

Что же до второго цветка – Blue Mystic Auto, то один его вид был таким магически-чарующим, что голова начинала кружиться! Откуда ж взялись эти цветы, коли не наколдовал кто, – большие, синие, залитые смолой, и, конечно же, каменно-твердые? За 9 недель из семечка Данька получил около 200 гр драгоценных каменьев.

С важным видом он сообщил, что этот цветок натурой своей тоже тяготеет к Индике, что не так уж и прост, и волей желания в волшебный и каменный не превратится, за ним нужен глаз да глаз.

А что же людские предания? Правда ли цветы эти людей в камень обращают! Иль дарят спокойствие, словно на большом облаке спать упокоился?

Не врут люди. И одни правы, и другие!

«Тот, что Northern Light Auto зовется, обратит вас в камень, но то лишь руки с ногами. Мысли ваши он наполнит счастьем и радостью бескрайней, что зовется эйфорией, да поселит на вашем лице широкую улыбку, а уж после – заразит громким неуёмным смехом! Ну а как насмеетесь – поднимет на облако, где будет мягко укачивать, пока сон вас не одолеет»*.

«Когда свои чары выпускает Blue Mystic Auto, то ни о каком превращении в камень речи не идет, даже супротив тому, ощущается деятельность в теле и в уме, все вокруг наполняется счастьем! Но это по началу… Коварство чары проявляют не сразу, но когда до этого дойдет, то придется становиться камнем, назад пути нет. Иногда даже не камнем, а огромным булыжником!

Вот такое волшебство на грани с наркотическим колдовством и, если уж не черной, то темно синей магией! За окаменением следом придет теплое чувства глубокого расслабления, без всякого коварства к человеку»*, **.

*записано со слов каждого второго жителя очень далекой деревни в возрасте от 18 до 40 лет.

**с растений официально сняты подозрения в темном колдовстве

Отныне Даньку все – и стар, и млад – кличут не иначе как «Данила-гровер».

Да приговаривают «Хорошие у Данилы гровера каменные цветы вышли»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *